Russian Association of Magicians

КУЗНЕЦОВ (СКАВА) Владимир

Помогите с информацией об этом человеке!

Кузнецов (псевдоним СкаваВладимир (? – ?) — цирковой акробат, эквилибрист, эстрадный фокусник-манипулятор, изобретатель оригинальных иллюзионных номеров и реквизита.


Литература:

  1. Курепов С.Я., Фридман И.С., Перешагнувшие барьер. М., 1987;
  2. Карташкин А.С., Фокусы. Занимательная энциклопедия. М., издательский дом «Искатель», 1997, стр. 59–601;
  3. Пономарев В.Т., Тайны знаменитых фокусников. Донецк, ООО ПКФ «БАО», 20062.

Глава из книги Курепова С.Я. и Фридмана И.С. «Перешагнувшие барьер».  М., 1987.

САМОУЧКА

Среди любителей циркового искусства нередко можно было встретить людей, достигших высокого мастерства в том или ином жанре. Эти любители, наблюдая выступления артистов цирка, копируя их трюки, самостоятельно тренировались на пляжах, в клубах и иногда украдкой в спортзалах. Профессиональные артисты называли их «кустарями». В двадцатые годы акробатика в спортивном мире не признавалась, и даже преследовалась. Тогда считалось, что акробатика задерживает рост, вызывает порок сердца и вообще вредна. Занимающихся акробатикой презрительно называли балаганщиками. Были случаи, когда акробатов-любителей исключали из спортивных обществ. Несмотря на преследования и гонения, люди, полюбившие акробатику, оставались ей верны с самоотверженностью первых христиан, многие из этих любителей пополняли ряды профессиональных артистов цирка.

Владимир Кузнецов был одним из талантливых артистов-самоучек, ставших впоследствии мастером в нескольких жанрах. В 1931 году японский артист Шино-Мото впервые привез к нам сложнейший трюк — прыжки в стойке на одной руке. В.Кузнецов был первым, кто повторил этот трюк. А количеством прыжков он превзошел японского артиста. Эти прыжки Кузнецов исполнял в своем номере «Соло-эквилибрист», выступая под псевдонимом «Скава». Он часто репетировал на манеже ТЦИ и очень много помогал нам — начинающим акробатам. Эквилибрист он был разносторонний. На спинке венского стула, ничем не прикрепленного к столу, он стоял на голове. Единственным приспособлением для выполнения трюка было маленькое углубление на верхней рейке спинки. На этой же тоненькой спинке Кузнецов стоял на одной руке. В номере «Соло-эквилибрист» он исполнял танец на руках. Не просто, стоя на руках, имитировал отбивание чечетки, что потом делали и другие эквилибристы, а ритмично в такт музыки опускался то на один локотъ, то на другой, то сразу на оба локтя, и снова выходил в стойку на кистях. Таким образом, повторяя это много раз, он исполнял «присядку» на руках.

Кузнецов был также мастером воздушной эквилибристики. Он исполнял на раскачивающейся трапеции такие трюки, как «копф-штейн» (стойку на голове) и стойку на руках. Следует заметить, что его аппарат — «штейн-трапе»3 не был специально утяжелен, что облегчает на нем работу. Кузнецов приспособил для своей трапеции заднюю ножку обыкновенного венского стула.

Свои трюки Владимир Кузнецов мог исполнять когда угодно и на чем угодно. Вот тому пример.

В одном из небольших городов на Дальнем Востоке артисты эстрадной бригады увидели типичную для этих мест, но удивительную для нас, картину. По улице шла женщина-кореянка. За спиной у нее был привязан при помощи платка маленький ребенок. На голове она несла объемистую корзину, загруженную до верху бельем. Кроме того, она на ходу вязала спицами шерстяной носок и напевала песенку, развлекая своего ребенка. Артисты были восхищены такой «виртуозностью». Кто-то в шутку сказал Кузнецову: «Вот, Володя, какая универсальная партнерша для тебя!» Кузнецов принял эту шутку как вызов и побежал вслед за быстро уходящей женщиной. Все громко рассмеялись. Но завернув за угол, артисты увидели следующее. На траве, возле маленького домика с палисадником, стояла корзина, на корзине лежал ребенок, Володя, энергично жестикулируя, что-то объяснял хозяйке корзины. Та смущенно улыбалась и согласно кивала головой. Кузнецов подвел ее к заборчику и, увидев товарищей, крикнул: «Смотрите!» Он взобрался на ограду, наклонился оттуда, взялся руками за вытянутые руки женщины, встал головой на ее голову, осторожно оторвал ноги от заборчика, затем отпустил руки «партнерши» и исполнил «копфштейн». Простояли они так довольно долго. Затем Володя громко спросил: «Ну как, довольно?» Все хором крикнули: «Довольно!» Кузнецов спрыгнул на землю и пожал кореянке руку. Она вновь привязала ребенка за спину. Кузнецов помог ей поставить на голову корзину и женщина, все так же смущенно улыбаясь, продолжала свой путь.

Когда возраст заставил Кузнецова распрощаться с акробатикой, он начал успешно выступать на эстраде как фокусник-манипулятор.

И здесь он стал прекрасным исполнителем. В этот жанр он внес свое, новое. Обычно фокусники манипулируют предметами. Кузнецов же придумал новый трюк — он манипулировал... звуком. Исполняя на флейте веселую полечку, он отнимал флейту ото рта, а последний звук мелодии продолжал звучать. Следя взглядом за «летающим» звуком, Кузнецов «ловил» его рукой, зажимая в кулаке. «Пойманный» звук продолжал приглушенно доноситься из кулака. Кузнецов слегка разжимал кулак — звук слышался явственней. Снова сжимался кулак — звук доносился менее отчетливо. Затем Кузнецов «перебрасывал» звук несколько раз из одной руки в другую и он был слышен то тихо, то громко. «Поймав» звук последний раз, Кузнецов «клал» его в рот, приставлял к губам флейту и, как бы вдувая пойманный звук в инструмент, доигрывал мелодию до конца. В этом трюке Кузнецов соединил манипуляцию и иллюзию. После Кузнецова этот трюк, ввиду его сложности, никем не был повторен.

Заканчивал свое выступление Кузнецов следующим фокусом. Он обращался к зрителям со словами: «Вот, вы видели как я работаю с картами. Но в карты я никогда не играю. А если мне бывают нужны деньги, я делаю вот так...» Кузнецов брал из колоды одну карту, рвал ее на мелкие кусочки и из этих кусочков появлялись одна за другой денежные купюры. Деньги сыпались на пол. Кузнецов, быстро подбирал их, говорил «хватит», хитро подмигивал зрителям и убегал со сцены. Этот фокус-шутка всегда имел большой успех. Трюк технически не сложен. Его делали и другие. Важно было его придумать.

Здесь приведены два трюка, автором которых является Владимир Кузнецов. А трюков в его репертуаре было много. С шариками, картами, платочками он работал виртуозно.

Иногда за кулисами Кузнецов показывал сценку, которую он назвал «Как я собираюсь на концерт». Он расстилал на столе платочек, клал на него колоду карт, несколько шариков, бутафорский пальчик, завязывал все это в узелок, продевал сквозь завязанные концы платка флейту, забрасывал за плечо и говорил, обращаясь к коллегам: «Я готов. А вы тащите свои чемоданы». У фокусника было мало реквизита, но очень много мастерства.

Владимир Кузнецов — разносторонне одаренный человек. Самыми яркими чертами его характера были одержимость и влюбленность в свое дело. Влюбился в акробатику — достиг высоких результатов. Увлекся эквилибристикой — и в этом жанре он достиг вершин. Его очаровали фокусы — он стал не только выдающимся исполнителем, но и изобретателем новых трюков, что очень трудно сделать в этом древнем жанре.

Кузнецов всегда любил животных. Но заниматься ими у него не хватало времени. Уйдя на пенсию, он наконец, отдался новому увлечению. Дома у него появились «партнеры»: три обезьянки, три попугая, несколько собачек. Он дрессирует их. Его питомцы часто снимаются в кинофильмах.
Нередко можно встретить Кузнецова в Москве на птичьем рынке. Почти каждое воскресенье приезжает он туда покупать корм для своих питомцев и посмотреть животных.

 

Как-то, во время одной из встреч на птичьем рынке, он, показывая на стоявшего рядом с ним человека, обратился к нам: «Ну, скажите вы ему, как я стоял на руках!» Я достал из бумажника свою старую фотографию, показал ее этому человеку и сказал: «Вы видите, как я стоял на руках? Ну, а Кузнецов, — по сравнению со мной, — был профессором. И мы все у него учились».


1 Карташкин А.С. в своей книге приводит цитату из журнала «Советская эстрада и цирк». По-видимому, там публиковались избранные главы из книги Курепова С.Я. и Фридмана И.С. «Перешагнувшие барьер», поскольку приведенная Анатолием Сергеевичем цитата находится в главе «Самоучка» этой книги.

2 Цитату из неназванного номера журнала «Советская эстрада и цирк» Пономарев В.Т. позаимствовал в книге Карташкина А.С. Таким образом, из трех приведенных выше источников только первый является оригинальным.

3 Специальная трапеция, на которой исполняются трюки, основанные на балансе.